Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Государство Израиль. Абсорбция

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья

Абсорбция (קבלת עליה, клита́т алия́, буквально «приём алии») - одна из важнейших государственных функций Государства Израиля.

Содержание

Общие сведения

Ш. Перес встречается с репатриантами из стран СНГ в городе Кфар-Сава. 1996 г. Фото Ц. Исраэли. Государственное бюро печати. Израиль.
И. Шамир встречается с репатриантами из Эфиопии в центре абсорбции. Хадера. 1991 г. Фото Ц. Исраэли. Государственное бюро печати. Израиль.
Временный караванный поселок репатриантов Гив‘ат ха-Матос. Иерусалим. 1994 г. Фото А. Охайона. Государственное бюро печати. Израиль.
И. Навон с детьми репатриантов из Эфиопии. Хадера. 1985 г. Фото Н. Харника. Государственное бюро печати. Израиль.
Школьники-репатрианты из стран СНГ и Эфиопии на шахматном турнире в школе. Кирьят-Малахи. 2000 г. Фото А. Бен-Гершома. Государственное бюро печати. Израиль.
Дети-репатрианты из стран СНГ изучают иврит при помощи компьютера в школе. Иерусалим. Фото Н. Альперта. Государственное бюро печати. Израиль.


Израильское общество формировалось и продолжает формироваться как результат беспрецедентного в истории явления — репатриации со всех континентов земного шара сотен тысяч человек, сохраняющих верность общей религиозно-культурной традиции и одновременно во многом усвоивших образ жизни и культуру народов, среди которых они жили.

Задача, стоящая перед израильским обществом, — превращение репатриантов в единую гомогенную нацию — крайне сложна. В отличие от других стран массовой иммиграции, где иммигрирующее меньшинство приспосабливается к образу жизни коренного большинства, в Израиле фактически никогда не существовало устойчивого большинства коренного населения.

Так, в частности, уже в первые три года существования Государства Израиль его население удвоилось благодаря непрерывному притоку репатриантов. В таких условиях правильнее говорить не о приспособлении иммигрантов к какому-либо принятому образу жизни, а о процессе культурного взаимодействия, в ходе которого новые репатрианты не только усваивают образ жизни, сложившийся к моменту их прибытия в страну, но и своим включением в израильское общество влияют на его характер.

Наряду с проблемами, связанными с культурным взаимоприспособлением новых репатриантов и старожилов, существуют проблемы непосредственного устройства новоприбывших: изучение языка, трудоустройство, жилье и т. п.

Министерство абсорбции

Ответственность за помощь репатриантам в этих областях возложена на соответствующие правительственные органы — Министерство абсорбции и специальный отдел репатриации Еврейского агентства. В обязанности Министерства абсорбции входят: обеспечение репатриантов жильем, первоначальная денежная помощь, установление контактов с другими учреждениями и координация их деятельности по абсорбции репатриантов и т. п.

Руководство министерства во главе с министром формулирует генеральную политику абсорбции, детальная разработка которой производится отделом планирования и исследования. Осуществление этой политики возложено на окружные и местные отделения министерства, а также на специальные отделы — жилья и трудоустройства, социальной абсорбции, управление по делам студентов, центр по абсорбции ученых. Отдел информации отвечает за доведение до сведения репатриантов информации, необходимой для бытовой, трудовой и социально-культурной абсорбции в израильском обществе.

В ведении отдела репатриации Еврейского агентства сосредоточены все службы по подготовке репатриации, а также так называемые центры абсорбции, через которые прошли многие десятки тысяч репатриантов. В обязанности Еврейского агентства входит помощь в доставке репатриантов и их багажа в страну, юридическая консультация, предоставление временного жилья, содействие в изучении иврита и оказание денежной помощи новоприбывшим.

Отдел молодежной алии на протяжении многих лет занимается вопросами обустройства детей и молодежи. Представители Еврейского агентства находятся во всех крупных еврейских центрах мира, где они организуют группы по изучению иврита, предоставляют соответствующую информацию потенциальным репатриантам и оказывают необходимую (в том числе денежную) помощь для репатриации в Израиль. Деятельность по стимулированию алии является одним из приоритетных направлений работы Еврейского агентства.

История абсорбции

До создания Государства Израиль вопросами репатриации ведало почти исключительно Еврейское агентство. Но уже в состав Временного израильского правительства, созданного в 1948 г., был включен министр, ответственный за абсорбцию репатриантов.

В дальнейшем правительство занималось большинством вопросов, связанных с трудоустройством и обеспечением жильем новоприбывших. Для устранения параллелизма и разграничения функций деятельности правительства и Еврейского агентства в сфере репатриации и абсорбции в 1950 г. был создан координационный комитет из представителей обоих учреждений. В 1954 г. было подписано соглашение о разделении полномочий между правительством и Еврейским агентством. Министерство абсорбции было создано в 1968 г., и в его ведение перешел ряд функций, прежде осуществлявшихся Еврейским агентством.

Массовая алия, начавшаяся сразу же после провозглашения Государства Израиль, превратила абсорбцию репатриантов в социально-экономическую проблему первоочередной важности, от решения которой зависело не только будущее самих репатриантов, их готовность остаться в стране, но и будущее алии, а следовательно, само существование еврейского государства.

Абсорбция алии 1950-х годов

Сотни тысяч репатриантов жили сначала в палаточных лагерях; в 1950 г. по всей стране стали создаваться временные барачные поселки (мабарот) для репатриантов, число которых постоянно увеличивалось. В конце 1950 г. общее число жителей мабарот достигло 93 тыс. человек, в конце 1951 г. — 220 тыс.

С начала 1952 г. число жителей временных барачных поселков начало постепенно сокращаться, однако процесс ликвидации этих поселений и расселения их жителей в благоустроенных квартирах и домах растянулся на многие годы. Большинство этих поселков — 98 из 129 — создавалось рядом с уже существовавшими поселениями или в их пределах.

Лишь 31 поселок был построен за пределами юрисдикции существовавших местных советов. Эти поселки должны были стать центрами новых городских поселений в периферийных районах в рамках программы распределения населения и создания новых городов. Практически все еврейские местные советы получили под свою опеку мабарот, однако соотношение между числом жителей города и населением находящегося рядом с ним барачного поселка было в разных местах различным.

Например, в Тель-Авиве, крупнейшем городе Израиля, было построено лишь два небольших барачных поселка, тогда как в Афуле, Наhарии и Йокнеаме были созданы большие мабарот с тысячами жителей, в результате чего население этих городов возросло в два — три раза. 27% мабарот было построено в Галилее и других районах на севере страны, а 18% — на юге страны и в Негеве.

Но отдел репатриации и абсорбции Еврейского агентства требовал создавать как можно больше поселков в местах, где у репатриантов будет возможность найти работу, то есть в центре страны. Необходимость решить проблему трудоустройства была принято во внимание, что привело к тому, что 55% мабарот, где проживало большинство репатриантов, располагались в центре страны.

В 1953 г. темп переселения репатриантов из мабарот в постоянные квартиры в различных городах и поселках возрос. Так как многие жители мабарот уже успели найти работу недалеко от места своего проживания, а их дети освоились в находившихся поблизости школах и детских садах, большинство постоянных кварталов для репатриантов строилось недалеко от мабарот, так что большинство новых репатриантов поселялось там, где они жили с самого начала.

Но, несмотря на свой временный характер, мабарот привели к закреплению экономических и социально-этнических различий в израильском обществе. Уровень качества жизни в них был ниже по сравнению с тем, который имели старожилы, а шансы их жителей на экономическое продвижение были весьма ограничены. В подавляющем большинстве те, кто остался в мабарот и нуждался в государственной помощи для получения жилья, были выходцами из стран Азии и Африки, для которых господствовавшая в Израиле ашкеназская культурная среда была абсолютно чуждой.

Мабарот были ликвидированы лишь к середине 1960-х гг. (к концу 1964 г. в них оставалось лишь 2350 семей и 980 одиночек). Переезд в новые кварталы на окраинах больших городов и в новые города на периферии страны еще больше отдалил их от старожилов. И хотя жилищные условия репатриантов намного улучшились, улучшения их социального статуса не произошло. Все это привело к сохранению неравенства между различными группами населения страны на длительный период.

Экономический спад 1952–54 гг., повлекший за собой безработицу, тяжелые условия жизни в мабарот, а также принятое в конце ноября 1951 г. решение правительства, установившее серьезные ограничения на репатриацию евреев в возрасте старше 35 лет (через два года это решение было отменено), привели к значительному сокращению алии. Этот спад, начавшийся в 1952 г., окончился к концу 1954 г., когда в Израиль прибыли десятки тысяч репатриантов из Северной Африки, в основном из Марокко, а также из Туниса, Ливии и Алжира.

После 1956 г. начали прибывать репатрианты из Восточной Европы, в основном из Польши и Румынии, и из стран Западной Европы. Использование опыта, который система абсорбции накопила в период абсорбции массовой алии 1948–51 гг., и улучшившееся экономическое и внешнеполитическое положение страны в эти годы способствовали более успешной интеграции репатриантов второй половины 1950-х гг. в израильском обществе.

С возобновлением алии в конце 1954 г. правительство Израиля приняло два важных решения, относящихся к абсорбции массовой алии: во-первых, не расселять репатриантов во временных лагерях или барачных поселках, а сразу направлять их на постоянное место жительства; во-вторых, продолжать и совершенствовать политику распределения населения по всей территории страны, сформулированную правительством еще в 1949 г.

Большинство репатриантов, прибывших в Израиль во второй половине 1950-х гг., были направлены в периферийные районы, в новые сель­ско­х­озяй­ст­вен­ные поселения, организованные специально для них, а также в созданные в различных районах страны города развития, которые должны были служить своего рода центрами для расположенных в этих местах сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ных поселений. Следует отметить, что в социальном аспекте результатом политики распределения населения стало углубление разрыва между новыми репатриантами, районы компактного проживания которых создавались на периферии, и старожилами, жившими преимущественно в центре страны.

По сравнению с предыдущими волнами алии среди иммигрантов, прибывших в Израиль во второй половине 1950-х гг., было относительно много людей с высшим образованием и представителей свободных профессий. В этой связи возникли две проблемы: во-первых, не всегда имело место соответствие между профессиями репатриантов и спросом на эти профессии в Израиле. Во-вторых, для многих из этих людей репатриация прервала успешную карьеру в стране исхода и заставила их пойти на понижение профессионального и социального статуса в Израиле.

В области адаптации репатриантов к требованиям израильской экономики наблюдались существенные различия между представителями различных профессий. Так, профессиональная переподготовка врачей была значительно менее радикальной, чем кардинальное изменение принципов и методов работы психологов или учителей.

Особое значение имело знание иврита, хотя, разумеется, ученый или даже врач могли позволить себе знать иврит хуже, чем те, для кого знание языка составляло основу профессиональной деятельности (например, журналисты и писатели). Во многих случаях от репатриантов требовалось пройти достаточно серьезную переквалификацию для того, чтобы получить право работать по своей специальности в Израиле. Это, в частности, относилось к юристам и врачам. Наконец, среди репатриантов были те, кто работал в областях, не имеющих аналогов в израильском народном хозяйстве.

В качестве первого шага абсорбции в Израиле репатрианты с высшим образованием направлялись в ульпаны для изучения иврита. Некоторые из них обучались в интернатах, где занятия были очень интенсивными и продолжались примерно пять–шесть месяцев. Остальные посещали обычные ульпаны по месту жительства. Помимо изучения языка иврит, в ульпанах проводилось ознакомление с израильской культурой, давались базовые знания об иудаизме и еврейских праздниках, истории еврейского народа, сионизме и т. п.

Многие из новоприбывших, особенно репатрианты из Советского Союза и стран социалистического лагеря не были знакомы с этими темами. По окончании обучения в ульпане репатрианты стремились найти работу, соответствующую их профессиональному статусу в странах исхода. Например, многие юристы и экономисты становились государственными служащими на период, пока не заканчивался процесс их профессиональной переквалификации.

Отдел абсорбции привлек дополнительные бюджетные средства для финансирования заработной платы ученых (особенно в области естественных наук) в израильских университетах на период, пока они не займут в них устойчивое положение. При обеспечении жильем эти репатрианты также пользовались особым вниманием; во многих случаях им предоставлялось жилье по месту работы, то есть в крупных городах, где был спрос на людей с высшим образованием.

Как правило, репатрианты с высшим образованием не направлялись в находящиеся на периферии города развития. В некоторых случаях, когда не находилось подходящего жилья, отдел абсорбции Еврейского агентства создавал хостели — гостиницы для этих репатриантов до решения ими жилищной проблемы. Особую заботу о репатриантах с высшим образованием отдел абсорбции объяснял их большим потенциалом для развития израильского общества и экономики.

Массовая алия 1948–58 гг. была в большинстве случаев вынужденной — евреи эмигрировали из стран, где для них существовали социальные и профессиональные ограничения, или из стран, где они постоянно сталкивались с неприкрытыми проявлениями антисемитизма. Но к концу 1950-х гг. в Израиль стали прибывать и репатрианты из стран Западной Европы и Северной и Южной Америки. Несмотря на то, что таких репатриантов было немного (менее 5% от общего числа новоприбывших), работники отдела абсорбции Еврейского агентства прилагали большие усилия для их абсорбции, используя успешный опыт абсорбции репатриантов с высшим образованием из стран Восточной Европы.

Было создано специальное отделение, занимающееся абсорбцией специалистов и репатриантов из западных стран с высоким уровнем жизни. Помимо прочего, это отделение заботилось о создании для них хороших жилищных условий, а также помогало найти подходящую работу. Критерии помощи репатриантам из стран Запада были достаточно гибкими: например, в категорию специалистов входили многие репатрианты без высшего образования, обладавшие опытом и знаниями в области торговли, ремесленного производства и технологии. Репатрианты из стран с высоким уровнем жизни направлялись в ульпаны для изучения иврита, а в случае необходимости — на курсы переквалификации. Их абсорбция значительно отличалась от абсорбции репатриантов из неблагополучных стран.

Массовая алия из стран Азии и Северной Африки, начавшаяся сразу же с созданием Государства Израиль, продолжалась до 1964 г. За эти годы в страну прибыло около 530 тыс. евреев из мусульманских стран; таким образом их число, с учетом репатриировавшихся еще до провозглашения независимости Израиля, достигло 600 тыс. человек.

Репатриация и абсорбция выходцев из мусульманских стран была сопряжена с многочисленными трудностями, в первую очередь, в социально-культурной и экономической областях. Высокой мотивации их репатриации, иногда носившей мессианскую окраску, часто было недостаточно для того, чтобы преодолеть резкий культурный перелом (переход от традиционного религиозного уклада к светскому обществу) и материальные тяготы в первые годы жизни в Израиле.

Экономическая абсорбция осложнялась как тем, что израильская экономика не достигла на этом этапе соответственного уровня, так и несоответствием между специализацией большей части новоприбывших и спросом на израильском рынке труда. Положение усугублялось тем, что большинство репатриантов принадлежало к среднему классу в странах исхода, а по прибытии в Израиль им пришлось заниматься большей частью простыми ремеслами, что они рассматривали как понижение своего социального статуса. Низкий социально-экономический статус и трудности культурной интеграции вызвали чувство разочарования и отчуждения, сохранявшееся у многих выходцев из мусульманских стран, а иногда и их детей, на протяжении десятилетий.

Массовая алия поставила перед израильским обществом новые задачи, в частности, создания рационального аппарата абсорбции, разработки соответствующей политики расселения, трудоустройства и социально-культурной интеграции репатриантов. Положение усугублялось отсутствием достаточных средств для решения этих проблем в столь широком масштабе. В целях избежания массовой безработицы были организованы общественные работы по лесонасаждению, прокладке дорог и т. п.

Изменения в 1960-х годах

Особые усилия были приложены для интеграции новоприбывших в системе израильского образования. Несмотря на закон об обязательном образовании с пяти до 14 лет, стало очевидно, что формальное равенство не может компенсировать неравенства экономических возможностей. Поэтому была выработана политика финансовой помощи многодетным и нуждающимся семьям для покрытия части расходов, связанных с обучением детей, разработаны программы обучения, принимавшие в расчет различия в исходной подготовке учеников, велась образовательная работа со взрослыми — была создана сеть школ и курсов для изучения иврита и ликвидации пробелов в образовании, полученном в стране исхода.

Многосторонние многолетние усилия государства в области интеграции репатриантов из мусульманских стран и устранение недостатков и ошибок в их первоначальной абсорбции принесли свои плоды. Так, в 1965 г. в целом среди уроженцев стран Азии и Африки не имели базового образования 36%, к 1981 г. — 25%, а среди детей — всего 15%. Значительно улучшились и жилищные условия. Так, если в 1957 г. 53% репатриантов из восточных стран жили по три и более человек в одной комнате, то в 1981 г. — лишь три процента.

Сокращение разрыва между выходцами из стран Востока и выходцами из стран Запада произошло также в сфере доходов. Если в 1965 г. доход выходцев из стран Азии и Африки составлял лишь 72% от среднего дохода выходцев из Европы и Америки, то в 1981 г. этот показатель составил 81%. Неоспоримый прогресс отмечается в области социальной интеграции — процент браков между выходцами из восточных и западных стран постоянно растет.

В предвидении новой волны репатриации после Шестидневной войны было создано Министерство абсорбции. Алия после 1967 г. характеризуется высоким процентом лиц с высшим и средним специальным образованием. Около половины репатриантов, прибывших в страну в первые 20 лет после Шестидневной войны, поселились в районе Тель-Авива, около трети — в районе Хайфы и около 15% — в Иерусалиме и в Негеве (преимущественно — в Беер-Шеве).

Репатриантов с высшим образованием направляли по прибытии в центры абсорбции, где в течение шести месяцев они изучали иврит и проживали до трудоустройства и получения собственного жилья, а остальных — на постоянные квартиры (или по их желанию — к родственникам). Десятки тысяч репатриантов получили жилье от государственных компаний Амидар и Амигур.

Ситуация в конце 20 века

В 1967–82 гг. в Израиль прибыло около 60 тыс. евреев из Северной Америки. 50% новоприбывших — религиозные, более трех четвертей были членами сионистских организаций в диаспоре. Основным побудительным мотивом к алие евреев США и Канады служит сионистская идеология (большинство репатриантов получило еврейское образование) и глубокая связь с Израилем (две трети репатриантов посещали Израиль в прошлом как туристы).

Абсорбция репатриантов из Северной Америки облегчается их высоким профессионально-образовательным уровнем и возможностью предварительных контактов с целью трудоустройства. Почти 90% работоспособных репатриантов устроились на работу в течение первого года пребывания в стране. Тем не менее поддержание тесных культурно-экономических связей со страной исхода, а также резкое снижение жизненных стандартов при переезде в Израиль объясняют значительное число возвращающихся в Северную Америку. Из числа репатриантов из США и Канады, прибывших в Израиль в 1989–2002 гг. (всего 32087 человек), более четверти вернулись в страны исхода (8544 человека). Среди выходцев из СССР/СНГ процент реэмигрантов значительно ниже — всего 7.5% (70 543 вернувшихся из 936 658 репатриантов за период с 1989 г. по 2002 г.).

Алия из стран Латинской Америки достигла наибольшего размаха в 1971–73 гг. — около четырех с половиной тысяч человек в год; в 1980-х гг. — две–три тысячи человек. Это, по преимуществу, алия нерелигиозной молодежи с социалистическим мировоззрением. Около 25% репатриантов — лица с высшим образованием (из них около 40% — врачи, около 20% — инженеры и архитекторы). Трудоустройство этой группы обычно происходит сравнительно легко. В течение первого года на работу устраиваются около 90% (обычно по той же специальности, что и в стране исхода). Среди уроженцев Аргентины процент реэмигрантов сравнительно невысок — 11.7% (2 228 вернувшихся из 20 111 репатриантов за период с 1989 по 2002 гг.).

С 1967 г. по начало 2000-х гг. в Израиль репатриировалось более миллиона евреев и членов их семей из СССР/СНГ. Абсорбция репатриантов «алии семидесятых» (так принято называть людей, прибывших в Израиль в 1968–1981 гг.) в целом была весьма успешной. Основные трудности, с которыми столкнулись репатрианты по приезде, проистекали в основном из различий в социальном устройстве СССР и Израиля. Абсорбция репатриантов из европейской части СССР была легче, чем из азиатских республик.

В сфере трудоустройства трудности были вызваны необходимостью искать работу на свободном рынке труда и зачастую отсутствием спроса на ряд специальностей (например, добыча полезных ископаемых, железнодорожный транспорт и т. п.). В таких случаях репатрианты бывали вынуждены пройти переквалификацию. Вместе с тем, трудовая абсорбция «алии семидесятых» весьма успешна — занятость в течение первых пяти лет достигала 97% среди выходцев из европейской части СССР и 93% среди выходцев из азиатских республик. Заработная плата большинства репатриантов из европейской части СССР высокая по израильским стандартам, что связано с их высоким образовательным уровнем по сравнению со средним уровнем в израильском обществе.

Репатрианты «алии семидесятых» поселились главным образом в городских районах: 37% — в центральных районах страны (не столько в самом Тель-Авиве, сколько в примыкающих к нему городах), 34% — на севере страны (большей частью в Хайфе и примыкающих городах), 16% — в Иерусалиме и 13% — в Беер-Шеве и районе Негева. В первые три года 92% репатриантов «алии семидесятых» получили или приобрели постоянные квартиры.

С конца 1989 г. в Израиль прибыли более 1 млн 100 тыс. репатриантов, что за десятилетний период привело к увеличению населения страны на 20%. Прибытие столь большого числа репатриантов не могло не сказаться на всей социальной и экономической жизни страны. В конце 1980-х — начале 1990-х гг. многие политические деятели рассматривали проблемы, связанные с массовой волной иммиграции как проблемы интеграции новых репатриантов в израильское общество, недооценивая те грандиозные изменения в самом израильском обществе, которые будут вызваны абсорбцией столь большого числа иммигрантов. Этот процесс потребовал значительных структурных изменений в израильской экономике, повлияв на общее направление и темпы экономического развития страны.

Репатриантов алии 1990-х гг. отличала высокая степень участия на рынке труда в различных сферах экономики и высокий профессиональный уровень. Уже к 1999 г. индикаторы занятости среди репатриантов, прибывших после 1990 г. в возрасте старше 15 лет, были выше, чем у коренных жителей страны (56.3% по сравнению 54.5%). Составляя 16.3% от общего числа жителей страны в возрасте старше 15 лет, репатрианты составляли 17.6% от общего числа работающих граждан страны. Очевидно, что столь активное участие репатриантов на рынке труда не могло не иметь большого влияния на динамику происходящих на этом рынке труда процессов.

Свыше 60% репатриантов из бывшего Советского Союза работали до эмиграции инженерами, преподавателями, техниками, врачами, были учеными, музыкантами — то есть занимались деятельностью, требующей многолетней профессиональной подготовки. В связи с этим скоро выявилось огромное отличие между структурой занятости среди новых репатриантов, с одной стороны, и среди коренных жителей страны и старожилов — с другой.

В 1989 г., когда началась новая волна массовой иммиграции из России и республик бывшего СССР в Израиль, лишь 24.5% израильтян были заняты в тех же областях, в которых работали до своего приезда 60% репатриантов. Подобная разница в профессиональном составе новых иммигрантов и старожилов не могла не вызвать значительного социального напряжения. При этом уникальный человеческий капитал, который оказался в Израиле в результате массовой репатриации русскоязычных евреев и членов их семей, обладал большим потенциалом для дальнейшего развития израильской экономики и израильского общества.

Репатрианты, прибывшие из бывшего Советского Союза в конце 1980-х — начале 1990-х гг., практически не имели опыта самостоятельного поиска работы в условиях свободного рынка, что затрудняло их успешную профессиональную интеграцию на израильском рынке труда. Стремясь подготовить репатриантов к самостоятельному поиску работы в условиях свободного рынка рабочей силы, различные министерства и ведомства разработали широкий комплекс программ, цель которых — помочь репатриантам найти свое место на рынке труда в Израиле.

Введенная в 1990 г. политика так называемой «прямой абсорбции» предусматривает получение репатриантами «корзины абсорбции» в течение первых шести месяцев их пребывания в стране. Целью этого пособия является обеспечение прожиточного минимума новых репатриантов в период их обучения в ульпане. Политика «прямой абсорбции» позволяет каждому из прибывающих в страну репатриантов самостоятельно выбирать желательное место жительство, а потому, хотя ульпаны и расположены на всей территории Израиля, количество классов в различных населенных пунктах не постоянно и зависит от распределения новоприбывших по территории страны.

Несмотря на то, что программы обучения в ульпанах составлены с известной степенью гибкости (существует как программа дневного обучения, рассчитанная на пять месяцев, так и вечерняя программа, предусматривающая обучение в ульпане в срок до десяти месяцев, чтобы совмещать учебу в вечерние часы с работой), лишь около 70% новых репатриантов используют свое право на бесплатное изучение иврита в ульпане в течение первого года пребывания в стране, а почти четверть из тех, кто начал обучение, не оканчивают курса.

Хотя в течение первых шести месяцев пребывания в стране репатрианты получают материальное пособие, позволяющее целиком сосредоточиться на учебе, снижение покупательной способности этого пособия привело к тому, что многие репатрианты отказываются от учебы в ульпанах, чтобы начать работать на полную ставку через несколько месяцев (или даже недель) после прибытия в Израиль. Некоторые из них учат иврит на различных вечерних курсах, но многие вообще не посещают языковых занятий, из-за чего их уровень владения государственным языком страны не может быть признан удовлетворительным.

Эта ситуация контрастирует с данными исследований, проведенных среди олим семидесятых, которые показали, что их языковая абсорбция прошла относительно быстро и успешно. Но, несмотря на успешность языковой абсорбции «алии семидесятых», большинство репатриантов и десятки лет спустя после прибытия в страну дома говорят по-русски, используя иврит преимущественно на работе и при чтении газет.

В 1990-е гг. были организованы специальные ульпаны для некоторых видов профессий (инженеров, врачей, специалистов по альтернативной медицине, строительных рабочих и т. д.). В этих ульпанах репатриантам выделено дополнительно до 100 учебных часов для овладения профессиональной лексикой, относящейся к их специальности. Наряду с этим, в таких ульпанах изучение иврита сочетается с преподаванием основных принципов работы с компьютером. Подобные специализированные ульпаны являются важной составляющей комплексных государственных усилий по профессиональному трудоустройству новых иммигрантов.

Специально для молодых репатриантов, которые хотят продолжить свое обучение в израильских высших учебных заведениях, были открыты ульпаны на подготовительных отделениях университетов страны. Вместе с тем, большинство репатриантов приезжает, уже завершив (или почти завершив) свое образование, и им важно не получить, а подтвердить свой диплом в Израиле.

В рамках Министерства образования существует специальный отдел, который занимается подтверждением документов о среднем и высшем образовании. Этот отдел приобрел большой опыт изучения советской образовательной системы во время волны иммиграции из Советского Союза в 1970-е гг. Отдел проверяет подлинность представляемых репатриантами документов о полученном ими образовании, и вместе с информацией, полученной из баз данных наиболее известных высших учебных заведений, выдает документ о соответствии представленных свидетельств аналогичным израильским сертификатам и дипломам.

Этим документом пользуются, главным образом, для определения квалификации и заработной платы работников в общественном секторе. Частный сектор и учреждения высшего образования используют эти документы для определения общего образовательного уровня репатрианта, хотя, пожалуй, более важное значение имеют личное собеседование и анализ трудового опыта, публикаций и патентов репатрианта.

Существующие сегодня в Израиле для новых репатриантов программы обучения и профессиональной переквалификации очень различны и варьируются от вечерних курсов обучения и переквалификации объемом в 200–300 часов, зачастую проводимых на русском языке, до специализированных дневных курсов, организуемых Министерством труда; так как эти курсы открыты также и для старожилов, занятия на них ведутся на иврите. Эти курсы охватывают широкий круг различных тем и специальностей. Окончание такого рода курсов значительно увеличивает шансы репатриантов найти работу по своей или смежной специальности.

Одной из наиболее важных программ Министерства абсорбции является программа по профессиональной интеграции ученых-иммигрантов. Центр абсорбции ученых был создан в 1973 г. — фактически специально для репатриантов из Советского Союза, среди которых было много ученых и научных работников. Задачей Центра было стремление помочь ученым-репатриантам найти как можно скорее работу по специальности, помочь им приспособиться к западным методам и стилю работы, что должно было принести — и принесло — большую пользу экономике страны.

В составе «алии девяностых» в Израиль прибыли более 13 тыс. ученых и научных работников — и это при том, что к началу последней волны массовой иммиграции в 1989 г. в гражданских секторах израильской экономики, включая преподавательский и научный состав университетов, насчитывалось всего лишь восемь тыс. ученых и научных работников. Несмотря на очевидные трудности профессионального трудоустройства, более 70% ученых-иммигрантов сумели найти себе работу в Израиле с помощью стипендий Центра абсорбции ученых (хотя далеко не все ученые-репатрианты, нашедшие работу, смогли сохранить ее после окончания выплаты государственных стипендий). Начиная с середины 1990-х гг., были начаты две дополнительные программы для нескольких сотен наиболее одаренных и продуктивных ученых-репатриантов: «проект Гил‘ади» и «Камея».

Еще одной важной государственной программой содействия в профессиональном трудоустройстве репатриантов является программа для тех, кто хочет самостоятельно открыть свое дело. С этой целью в Министерстве абсорбции был создан отдел предпринимательства, который отвечает за оказание поддержки репатриантам-предпринимателям. В задачу отдела входит облегчить талантливым людям поиск путей осуществления их инициатив, помочь в преодолении трудностей, сопутствующих всякому новому делу, особенно когда начинать его приходится в совершенно новых условиях в неизвестном тебе деловом мире, чтобы получить прибыль, необходимую для обеспечения семьи.

Довольно часто бизнес становится рабочим местом для всех взрослых членов семьи и для других репатриантов, главным образом из той же страны исхода. Многие из бизнесов являются «этническими» по своей ориентации, то есть отвечающими специфическим потребностям определенной группы репатриантов.

Помощь отдела включает не только знакомство репатрианта с израильским деловым миром, но и предоставление информации об инструментах и источниках финансовой помощи, которые в наибольшей степени способствуют развитию его предпринимательского духа. Основанные при непосредственном участии отдела предпринимательства районные центры деловой инициативы (МАТИ), хотя и предназначены для всех слоев населения, оказывают многие виды услуг репатриантам, причем некоторые из них предоставляются на их родном языке.

Эти центры предоставляют консультации, курсы и профессиональную помощь по претворению в жизнь деловых инициатив, а также оказание помощи уже существующим бизнесам. Кроме того, отдел занят выработкой рекомендаций для Министерства абсорбции по оказанию материальной помощи для первоначального капиталовложения, принимая во внимание существующие возможности развития бизнеса.

Очевидно, что программы, подготовленные в расчете на репатриантов из СНГ, далеко не всегда достаточны для уроженцев других стран, в частности, Эфиопии. Репатриация евреев Эфиопии поставила перед абсорбирующими органами новые проблемы. Приспособление к новой социальной действительности и к достижениям современной цивилизации — основная проблема, от решения которой зависит успешная абсорбция этих репатриантов.

Другая проблема — религиозная; в результате многовековой изоляции религиозная практика эфиопского еврейства не вполне соответствует установившимся предписаниям Ѓалахи. Все это потребовало разработки особой программы абсорбции, затрагивающей все стороны жизни репатриантов. Принимая во внимание скромный образовательный уровень и ограниченный трудовой опыт большинства эфиопских репатриантов, правительство вкладывает значительные средства в развитие курсов профессионального обучения и другие программы, направленные на повышение их возможностей трудоустройства, а значит, и интеграции в современную израильскую экономику.

В связи с огромным количеством репатриантов, прибывших в страну в 1990 г. и последующим высоким уровнем безработицы (11% среди всего населения и более 40% — среди репатриантов), в июле 1991 г. был принят на три года Закон о поощрении трудоустройства. Стимулы, предусмотренные законом, поощряли работодателя независимо от того, брал ли он на работу новых репатриантов или коренных жителей страны. Работодатель получал пособие (дотацию к заработной плате), если, во-первых, компания приняла на работу дополнительно к уже имеющимся не менее пяти работников за последний квартал; во-вторых, компания не является частью государственного сектора и не финансируется правительством или местными органами власти более чем на 30%; в-третьих, принятый работник не будет уволен в течение, как минимум, трех последующих месяцев.

Дотация, которая не должна была превышать трети зарплаты, выплачивалась через Ведомство национального страхования за каждого дополнительного работника в период до двух лет. В связи с тем, что опрос, проведенный среди работодателей, выявил, что 80% из них принимают решение о приёме или неприёме новых работников без всякой связи с выплачиваемой государством дотацией, в 1995 г. выплаты дотаций по этому закону были прекращены.

См. также

Источники

  • КЕЭ, том: 3. Кол.: 555–561.
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья Государство Израиль. Абсорбция в ЭЕЭ