Вышел 1-й том комментария Библейская Динамика на английском

Его можно приобрести здесь https://www.amazon.com/dp/1949900207

Приобретите и подарите своим англоязычным друзьям - это ваша огромная поддержка нашей деятельности!




Шклов (Могилёвской области) - еврейская община

Материал из ЕЖЕВИКИ - EJWiki.org - Академической Вики-энциклопедии по еврейским и израильским темам
Перейти к: навигация, поиск
Источник: Электронная еврейская энциклопедия на русском языке
Тип статьи: Регулярная статья
Районный центр
Шклов
Шклоў
Страна Белоруссия
Координаты Координаты: 54°12′30″ с. ш. 30°17′13″ в. д. / 54.208333° с. ш. 30.286944° в. д. (G) (O)54°12′30″ с. ш. 30°17′13″ в. д. / 54.208333° с. ш. 30.286944° в. д. (G) (O)
Численность населения 17800
Год переписи 2014
Дата основания начало XVI века
Первое поселение евреев XVII век
Шклов (Могилёвской области) - еврейская община (Белоруссия)
Red pog.png



Шклов - город в Белорусии.

Содержание

Общие сведения о городе

Шклов - районный центр Могилёвской области, в восточной Белоруссии. Стоит на реке Днепр, примерно в 35 км к северу от Могилёва. В него входит также район Заречня (на противоположном берегу реки) и бывшая деревня Рыжковичи.

Население, по данным районного совета, составляет 17800 человек.[1]

Первое упоминание о Шклове - в документах королевского посла Герберштейна, во время его дипломатического путешествия в Москву в 1526 году.[2] В 1635 город был разрушен казаками; в 1708 году он был разграблен шведами. В 1812 Шклов был захвачен и разграблен наполеоновской армией.

Но в мирное время пограничное расположение города благоприятствовало торговле.

Первые упоминания

Евреи появились в Шклове не раньше 20-х гг. 17 в. — возможно, после русско-польской войны 1654–67 гг.

Первая привилегия была дана евреям Шклова его владельцами, польскими магнатами Синявскими и Чарторыйскими в 1668 году.

Георг Корб, секретарь австрийского посольства при дворе Петра I, в записке, относящейся к 1699 г., отмечал, что шкловские евреи составляли в «городе богатейшее и влиятельнейшее сословие».

Во второй половине века была построена синагога, сохранившаяся до сих пор.[2]

XVIII в.

В 18 в. еврейская община Шклова быстро развивалась, в основном за счет торговли с Москвой и Ригой; в 1727 г. евреи платили налог с 63 хозяйств, а в 1760 г. — со 147; на рыночной площади евреям вначале принадлежала треть лавок, а затем около половины.

О зажиточности шкловских евреев свидетельствуют следующие данные: в 1727 г. евреи, составляя около 20% городского населения, платили около 60% от суммы городских налогов, им принадлежало 78 деревянных и 7 каменных домов (христианам — соответственно 33 и 1).

В Шклове родился один из хасидских лидеров рабби Пинхас из Корца (1726–91).

В первой половине 18 в. в Шклове неоднократно происходили заседания комитета Ваад мединат Русия (отделение Ваада главных общин Литовской земли по общинам Белоруссии/); в 1740-х гг. кагал Шклова вступил с комитетом в конфликт из-за системы распределения налогов и в 1746 г. сумел освободиться от его власти.

В 1766 г. шкловский кагал с подчиненными «прикагалками» насчитывал 1367 евреев и был одним из крупнейших в Белоруссии. По данным польской переписи 1766 г., в Шклове насчитывалось тогда 1367 евреев, столько же, сколько в Минске.

В 1772 г. в результате первого раздела Польши Шклов был присоединен к России и вошел в состав Могилевской губернии.

Город оказался на новой границе между Россией и Польшей (до 1793 г.), что определило его важную роль в торговле (в том числе и контрабандной) между Россией и Западом.

В 1777 г. Екатерина II подарила Шклов своему фавориту С. Г. Зоричу, который поселился там в 1778 г. и основал, наподобие петербургского, роскошный двор с театром и Благородным училищем для детей местной аристократии.

В городе функционировало около 10 промышленных предприятий. Несомненно, общая культурная атмосфера Шклова при Зориче, наряду с промышленным и торговым развитием и торговыми связями с Европой, сильно отразилась на шкловском еврействе. Некоторые евреи из высших слоёв общины имели контакты с "двором" Зорича и получали там информацию о новейшей европейской культуре. Одной из танцовщиц в балетной труппе Зорича была еврейка Елена Янкелевич.

Шклов стал как центром раввинской учености, так и центром распространения научных знаний и идей Ѓаскалы в России. По словам историка Д. Фишмана, «период между присоединением к России и захватом Наполеоном (1772–1812) был золотой эрой в жизни города, когда он был метрополией русского еврейства».

Отношения между еврейской общиной и новым владельцем Шклова омрачились непомерно высокими поборами, избиениями, арестами и грабежами имущества.

В 1799 г. расследовать жалобы евреев было поручено сенатору Г. Р. Державину, однако из-за смерти Зорича следствие было прекращено.

В 1783 г. в Шклове проживало в 356 дворах (42,9% от всех дворов) 1054 еврея (47,2% от всего населения), в начале 19 в. в 274 дворах (47,7% от всех дворов) — 1884 еврея (844 мужчины и 1040 женщин — 79,1% от всего населения). Евреям принадлежало 120 лавок (христианам 70), в городе жили три еврея-купца 1-й, два — 2-й и 15 — 3-й гильдии.

В 1802 г. в ответ на полученное от бухарских евреев письмо шкловская община отправила свое специально отпечатанное в типографии послание, в котором, среди прочего, говорилось: «Шклов — город, пользующийся славой среди евреев и имеющий у себя много ученых; жители его — видные и богатые люди, занимаются торговлей; почти все его купцы — евреи, которые имеют торговые дела с заграничными странами, откуда они привозят товары и продают по всему округу».

В Шклове проживали известные митнагдим — ученики и последователи Элияhу бен Шломо Залмана из Вильно (Виленского Гаона), среди них — раввин Биньямин бен Шломо Залман Ривелес, основавший в Шклове иешиву (1772); проповедник (маггид) раввин Авраhам бен Шломо Залман (1742–1807), раввин Симха Бунем бен Барух Бендет (умер в 1808 г.), раввин Менахем Мендл бен Барух Бендет (умер в 1827 г.), также основавший иешиву и опубликовавший многие из трудов Гаона, и другие.

Эта группа, называвшаяся «шкловские мудрецы» и стоявшая во главе общины, первой начала борьбу с хасидизмом: в 1771 г. в Шклове состоялся диспут с белорусским цадиком рабби Авраамом из Калиска (1741–1810), после которого хасиды были объявлены еретиками, а община обратилась за поддержкой к Виленскому Гаону и добилась, чтобы хасидам объявили херем (1772).

Влияние учеников Гаона определило резко антихасидскую позицию могилевского губернского кагала и преследования хасидов (глава белорусских хасидов рабби Шнеур, Залман из Ляд в 1780 г. рекомендовал своим последователям не собирать отдельные миньяны в Могилевской губернии).

Особую роль играли шкловские купцы и откупщики Н. Ноткин (один из первых деятелей борьбы за права евреев в России) и И. Цейтлин (1742–1822).

Последний учредил в своем имении Устье близ города Черикова «домашнюю академию», в которой жили за его счет многие видные ученые конца 18 в., в том числе

В Шклове жили:

  • раввин Иехуда Лейб Маргалиот (1747–1811), автор этического трактата «Бейт-мидот» («Обитель нравственности») и сочинения по естествознанию «Ор олам» («Вечный свет», 1785–86);
  • Яаков Хирш из Бреслау, предложивший правительству проект совершенствования начального еврейского образования;
  • известный маскил Нафтали Херц Шульман (умер, по-видимому, в 1830 г.), пытавшийся в 1803 г. организовать издание в Шклове еврейской газеты на иврите.

В 1783 г. в Шклове была открыта еврейская типография, в начале 19 в. — еще две; всего до 1835 г. в Шклове было напечатано более 200 наименований книг.

В 1790 г. была построена большая каменная синагога (ныне сильно перестроена), существовали также четыре деревянных синагоги и богадельня.

В конце 1780-х гг. Н. Ноткин и другие шкловские евреи переехали в Москву и открыли там свои торговые заведения; их успешная деятельность вызвала зависть местных купцов. Это и послужило основным поводом к установлению черты оседлости в 1791 г. и запрету на постоянное проживание евреев в Москве.

Выходцы из Шклова (в первую очередь Н. Ноткин, зять И. Цейтлина А. Перетц и его домашний учитель И. Л. Невахович) были основателями еврейской общины в Петербурге: из десяти участвовавших в создании первого еврейского кладбища в Петербурге пятеро были из Шклова; из 17 похороненных на кладбище с 1802 г. по 1822 г. семеро были уроженцами Шклова.

XIX в.

В 1808–1809 гг. большинство учеников Гаона в Шклове двумя группами под руководством рабби Менахема Мендла и рабби Исраэля бен Шмуэля из Шклова (умер в 1839 г.) совершили алию в Эрец-Исраэль и организовали в Цфате и Иерусалиме общину прушим — первую из ашкеназских нехасидских общин.

Они понесли большие потери в пути и на месте от болезней, землетрясения и нападений арабов, но выдержали и стали началом будущего еврейского ишува в Эрец Исраэль.

После второго и третьего разделов Польши, смерти И. Цейтлина и переселения в Эрец-Исраэль учеников Виленского Гаона начался упадок Шклова. К тому же новые дороги, а также железнодорожные линии не прошли через город, и он превратился в местечко.

В 1847 году в Шклове было 9677 евреев.

В первой половине 19 в. в Шклове жили известные меценаты Михл Эйзенштадт, который был избран «депутатом еврейского народа» в 1818 г. и исполнял свои обязанности в Петербурге до 1825 г., и Иом-Тов Липман Зельцер (умер в 1872 г., был женат на внучке И. Цейтлина) — купец, ходатайствовавший за расширение прав евреев перед Николаем I, Александром II, состоявший ученым евреем при витебском генерал-губернаторе.

В Шклове родился М. Берлин (1821–88) — ученый еврей при витебском генерал-губернаторе и при министерстве внутренних дел, автор нескольких книг о русских евреях.

Община Шклова жестоко расправлялась с доносчиками (мосерами), передававшими властям сведения о сомнительных с точки зрения закона действиях кагального руководства. Историк С. Гинзбург писал: «Если бы Днепр умел говорить, он бы смог рассказать о многих мосерах, утопленных в свое время по решению шкловского кагала». Последний известный случай тайной казни по решению лидеров общины произошел в Шклове в 1873 г.

После ухода "литовских" раввинов с последователями доминирующие позиции в Шклове занял любавичский хасидизм (более десятка видных деятелей Хабада, в том числе из семьи Шнеерсон, были выходцами из Шклова; родом из Шклова был один из основателей хабадского поселения в Хевроне рабби Шимон Менашше Хайкин, зять рабби Дова Бера Шнеерсона; в шкловской еврейской типографии печатались хабадские книги).

В 1847 г. в шкловской общине было 9677 евреев. В 1851 г. в Шклове открылось казённое еврейское училище, в котором в 1858 г. числилось 27 учеников.

В 1853–58 гг. в шкловской йешиве учился П. Смоленскин, вынужденный покинуть город из-за своего интереса к светской литературе и идеям Ѓаскалы; он описал Шклов в своем романе «Квурат хамор» («Ослиное погребение», 1873).

В Шклове родился также поэт З. Шнеур, описавший Шклов в своих произведениях «Шклов» и «Ноах Пандре».

Раввином Шклова в 1880-х гг. был рабби Гилель Цви Хирш, участвовавший среди других 13 выдающихся раввинов в раввинском съезде 1887 г. в Петербурге.

В конце 19 в. в Шклове открылось отделение Слободской йешивы. В 1897 г. в Шклове проживало 5122 еврея (78% от всего населения). В то время там были более десяти синагог и молитвенных домов.

XX в.

По данным Еврейской энциклопедии от 1905 года, еврейское население Шклова было 12,000 (почти 88% от общей численности населения). Но многие евреи уезжали в крупные города или за границу.

В начале 20 в. в Шклове активную деятельность вели еврейские партии Бунд и Поалей Цион, существовала талмуд-тора, начальное мужское и частное женское училища.

При советской власти

После октябрьской революции еврейское население города уменьшилось, в основном из-за оттока молодежи в крупные города. Большая часть евреев города занималась торговлей (до её ликвидации в конце 1920-х годов) и ремёслами или служили в учреждениях. Несколько десятков еврейских семей работали в колхозе "Искра", созданном рядом с городом.

В начале 20 в. раввином города был Меир Шварц (умер в 1924 г.), а в 1906–13 гг. — хасид Хабада рабби Иеhуда Лейб Дон-Яхья (1869–1941), потомок известной раввинской семьи, один из основателей движения Мизрахи.

В 1926 г. в Шклове проживало 3119 евреев (37.6% населения), в 1939 г. — 2132 еврея (26.17% населения).

В 1920-х годах Евсекция боролась с религиозной традицией и старалась закрывать синагоги и еврейские религиозные учебные заведения. После 1924 года они были закрыты; главная синагога превращена в школу. В то же время создавались нерелигиозные школы с обучением на идише. Они работали в Шклове до 1934 года, когда были закрыты.

Большую часть времени шкловской евсекцией руководил Семён Диманштейн. Он имел смиху, выданную Любавичским ребе, но стал коммунистом. В 1927 году именно он отдал приказ арестовать Любавичского Ребе Йосефа Ицхака Шнеерсон. Диманштейн погиб в 1938 году во время сталинского террора.

Многие хедеры и йешивы продолжали работать тайно. В 1920–30-е гг. раввином Шклова был Мордехай Файнштейн. Он продолжал возглавлять подпольную йешиву до 1930 года. Весной 1936 года он был арестован за преподавание Торы, выслан в Сибирь и умер в 1937 году.

Холокост

По воспоминаниям шкловчан, эвакуацию в городе объявили лишь за день-два до сдачи города немцам. До этого попытки выезда расценивались, как распространение паники. Эвакуироваться железнодорожным транспортом не давали. Большинство евреев, пытавшихся уехать, шли на восток пешком или с гужевым транспортом.

С 12 июля 1941 года город был оккупирован. Переселение евреев в гетто началось сразу после этого.

Гетто было несколько, что, скорей всего, определялось нехваткой места. Более 3000 человек были согнаны в район шкловского льнозавода на ул. Льнозаводскую (там они жили в разваленных домах и заводских помещениях по 100-150 человек).

Охрану осуществляли местные жители. Под угрозой расстрела после 18 часов никому не разрешалось выходить из домов. Находившиеся в гетто евреи носили нашитые на одежде желтые звезды.

В соседней деревне Рыжковичи оккупанты разместили более 2700 евреев; Небольшую часть - в несколько еврейских домов, остальных – на лугу. Кроме местных, было много евреев-беженцев из Могилева и других мест. Около 100 человек нацисты собрали в старом сарае на территории колхоза «Искра». Данные о численности евреев в гетто весьма условны, потому что людей переводили из Рыжковичей в гетто на льнозаводе.

Акции уничтожения начались сразу после оккупации и продолжались несколько месяцев. После входа в Шклов первой колонны немцев, были схвачены и расстреляны в городском парке 25 евреев – мужчин и женщин.

Большинство шкловских евреев вместе с евреями из других ближних местечек — около трех тысяч человек — были расстреляны нацистами в сентябре 1941 г. Самая крупная акция уничтожения состоялась 2 или 3 октября 1941 г. Зимой 1941 года добили практически всех (всего около 6000 человек).

Оккупация кончилась 28 июня 1944 года. Выжили немногочисленные евреи, успевшие эвакуироваться и те, кто вернулись с фронта. Несколько евреев случайно выжили в оккупации (например, будучи ранены при расстреле). Одна из них, Ася Борисовна Цейтлина, убежала и была спасена белорусом по фамилии Осипёнок.

После войны

Здание бывшей главной синагоги Шклова, построенное в XVIII веке. В настоящее время там находится молокозавод.

По требованиям фронтовиков, в 1955 г. власти произвели эксгумацию и перевезли останки расстрелянных на городское еврейское кладбище в Рыжковичах. Все останки были похоронены в четырех или пяти братских могилах, где сейчас стоит памятник.

Инициатором и организатором перезахоронения, по воспоминаниям жителей Шклова, был один из руководителей еврейской общины Калмыков, вернувшийся из эвакуации.

К концу века в городе осталось всего несколько евреев, в числе которых не было ни одного, помнившего традицию.

Примечания

Источники

Литература

  • David E. Fishman, Russia’s First Modern Jews: The Jews of Shklov (New York, 1995).
Электронная еврейская энциклопедия на русском языке Уведомление: Предварительной основой данной статьи была статья ШКЛОВ в ЭЕЭ